Экономическое противостояние между США и Китаем уже нанесло мировой экономике огромный ущерб, а потери к концу 2020 г. могут составить $850 миллиардов, что эквивалентно 1% мирового ВВП.

Тем не менее, инвесторы видят обнадеживающие перспективы в дальнейшем. Их связывают с запланированными на октябрь переговорами на уровне Министерств торговли США и Китая. Китайская сторона подтвердила, что в четверг состоялся телефонный разговор с Соединенными Штатами, в котором оговаривались подробности подготовки к октябрьским переговорам. Биржа отреагировала моментально: индекс Dow Jones поднялся сразу на 350 пунктов в ожидании существенных положительных подвижек в торговом противостоянии.

Инсайд из Китая

Новых событий ожидают с большим нетерпением как в бизнес-кругах США, так и КНР. Ху Сицзинь, главный редактор китайской Global Times, принадлежащей издательству People’s Daily, официальной газеты Коммунистической Партии Китая, так отозвался о предстоящей встрече торговых министров двух стран: «С большой долей вероятности можно говорить о прорыве между нашими сторонами». Об этом он написал с своем Twitter-аккаунте в четверг.

Инсайдерская информация о новом раунде торговых переговоров просочилась в китайские социальные сети WeChat. Блог с названием Taoran Notes, который освещает события торговой войне между США и Китаем, разместил заметку на 1 200 символов. В ней также сообщается о «новых событиях», которых следует ожидать на переговорах в Вашингтоне «с большой вероятностью». За новостями Таоран следят многие финансовые издания, в том числе, американское Bloomberg News, чтобы пояснять читателям китайскую точку зрения.

Министерство Торговли КНР сообщило о том, что в сентябре будут проведены двусторонние консультации для подготовки к переговорам в октябре. Диалог между министрами Торговли может привести к «значительному прогрессу» в торговом противостоянии США и Китая.
Всегда осторожная в выражениях китайская пресса редко использует столь сильные выражения. Тем эффектнее прозвучала формулировка «значительный прогресс», высказанная в заявлении Министерства Торговли Китая, в отношении будущих переговоров.

Торговое противостояние и его итоги

Торговая конфронтация между двумя странами вступила в активную стадию в 2014 г. Повышение таможенных пошлин на китайские товары и ответные шаги КНР в отношении поставок из США сказываются на всей мировой экономике. Однако, если верить статистике, протекционистские меры не очень помогли экономике Соединенных Штатов.

Итоги 2018 г. показали рост торговли между США и КНР. Импорт американских товаров вырос на 0,7% по сравнению с предыдущим годом, а экспорт из КНР – на целых 11,3%. Торговое сальдо склонилось на сторону Китая, а сумма равна $275,8 млрд., что составило 17,2% прироста. Если говорить понятиями войны, то победу в 2018 г. одержал Китай, и это не может беспокоить президента Трампа. «Тарифная война» заходит в тупик и грозит обрушить мировую экономику.

По данным исследования Федеральной резервной системы США (ФРС), неопределенность, которую вызвало торговое противостояние двух стран, уже «достигла уровня, невиданного с 70-х годов прошлого столетия». К концу 2019 г. мировая экономика может не досчитаться почти $850 млрд. прибыли из-за американо-китайского противостояния.

В свою очередь, Всемирный банк прогнозирует замедление роста мировой экономики до 2,6% к концу 2019 г. Марк Торнтон, старший научный сотрудник в Институте Людвига Фон Мизеса (Обурн, Алабама), поясняет: «Пересмотр перспектив роста непосредственно связан с замедлением развития китайской экономики, которая терпит убытки из-за шагов, предпринятых Вашингтоном». Если так будет продолжаться, то есть, последует новый виток санкционных мер, рост мирового ВВП может упасть до 2% вместо ожидаемых 2,6%, – добавляет Марк Торнтон.

Попытки достичь договоренностей

Обе стороны осознают, что война тарифов ни к чему хорошему привести не может. «У торговой войны нет победителя: только проигравшие», – такое предупреждение появилось в мае на странице Таоран. Попытки прийти к конструктивному соглашению предпринимались Вашингтоном и Пекином неоднократно, но результата достичь пока не удалось.

Майские встречи

В мае этого года председатель КНР Си Цзиньпин побывал в США с официальным визитом. Дональд Трамп принимал гостя во Флориде, где в ходе серии закрытых встреч стороны обсудили актуальные проблемы, в том числе, экономическую ситуацию.

В ходе переговоров лидер Соединенных Штатов указал китайскому коллеге на недопустимость интервенции Китая в американскую экономику. Озабоченность вызвана влиянием китайского сельского хозяйства, промышленности, технологий и действий в области кибербезопасности на экспортные позиции и рабочие места США. Тем не менее, оба лидера назвали состоявшиеся переговоры «успешными».

Несмотря на это, страны продолжают обмениваться ударами. Так, с 10 мая начали действовать дополнительные 25% таможенные пошлины на китайские товары общей суммой $200 млрд. в год. А китайский IT-гигант Huawei попал в «черный список» Минпромторга США. В ответ КНР ввело 5-25% пошлины на ряд импортируемых американских товаров (106 позиций) общей суммой $60 млрд. и ослабил валютный курс юаня для поддержки конкурентоспособности своей продукции за рубежом.

Таким образом, майскую попытку договориться по экономическим аспектам вряд ли можно считать успешной. На саммите G20 в японской Осаке также никаких подвижек не наблюдалось.

Новое обострение в сентябре

Напряженность в отношениях двух стран снова достигла предела 1 сентября, когда Вашингтон поднял на 15% пошлину на импорт из Китая (одежда и обувь) общей суммой $300 млрд. а в октябре ожидается повышение таможенных сборов до 30% на прочие товары из КНР стоимостью $250 млрд. Президент Трамп не устает призывать американские компании, имеющие бизнес в Китае, переносить производство в США.

Пекин не замедлил с ответом. Так, на 10% подорожали тарифы на американский экспорт суммой $75 млрд., а с 15 декабря они повысятся еще на 5% вместе с ростом пошлин на автомобили и запчасти из США на 25% и 5% соответственно. Вдобавок к этому Народный банк Китая понизил валютный курс юаня ниже психологической отметки 7 юаней за доллар США.

Реакция валютных рынков и смена подхода

Валютная война США и Китая отразилась на всех мировых рынках, которые стремятся свести к минимуму возможные потери от нарастающей напряженности. Отмечено падение фондовых рынков США, Китая, Японии, России и ЕС. Только максимально надежные инструменты финансового рынка (гособлигации ЕС и США) вкупе с акциями золотодобытчиков и ценами на золото показывают прогрессирующий рост.

Однако слова Трампа, который прямо обвинил КНР в манипулировании курсом юаня, не оставляют сомнения, что Америка также будет вовлечена в игры с курсами.


«Китай и ЕС играют в большую игру для манипуляции валютой. Они накачивают систему деньгами, чтобы иметь преимущество в конкуренции с Америкой. Нам необходимо ДЕЛАТЬ ТО ЖЕ САМОЕ» (выделено Трампом – прим. редакции)


Здесь важно отметить, что со дня вступления в должность Президента Трамп неоднократно призывал торговых партнеров прекратить заниматься «валютным демпингом», однако ни убеждения, ни угрозы экономических санкций не возымели должного действия. Это вынудило хозяина Белого дома сменить тактику.

С середины июня ФРС наконец вняла призывам Президента и перешла от повышения ключевой ставки к снижению. К слову сказать, Европа осуществляла политику количественных смягчений вплоть до декабря 2018 г., что дало ей прибыль по годовым итогам торговли с США в рекордном размере €139,1 млрд. (данные Европейского статистического агентства). Это больше $150 млрд.

Но не только Китай и Европа занимаются валютными манипуляциями. Такие же обвинения Вашингтон озвучил в адрес Японии, Индии, Вьетнама, а в последнее время – и России.

КНР тем временем продолжает понемногу избавляться от долговых бумаг США. По данным на июнь 2019 г. китайский Народный банк продал treasuries на сумму $78,7 млрд. Сейчас на его счетах остается гособлигаций общей суммой $1 112,5 млрд., в то время как годом ранее показатель равнялся $1 191,2 млрд.

Япония же впервые с мая 2017 г. стала лидером по закупке долговых бумаг США, отодвинув КНР. Сейчас на счетах Центробанка Японии скопилось treasuries в эквиваленте $1 222 трлн.

Валютные интервенции как инструмент торговой войны. «Соглашение Плаза»

Международный валютный фонд так определил понятие валютной интервенции (foreign exchange market intervention): это операция денежных властей страны для изменения курса национальной денежной единицы. Курс может быть изменен в сторону повышения или понижения.

Разворот политики ФРС в отношении ключевой ставки может быть дополнено также валютными интервенциями со стороны США. Тем более, что за это выступают обе партии парламента, выдвинув на рассмотрение «Билль о конкурентоспособном долларе для процветания и рабочих мест». Газета The New York Times также отметила своевременность принимаемых Трампом мер в отношении Китая и других торговых партнеров.

Для снижения курса доллара можно накачивать экономику свежеотпечатанными банкнотами, как это делали в период кризиса 2008 г. А можно поступить по-другому, например, заставить ФРС США начать скупку долговых обязательств других стран, что сыграет на повышение их курса. Об этом прямо говорят в Bank of America Merrill Lynch.

Однако ФРС долгое время сопротивляется таким действиям. Президент даже обвинил руководителя Федерального Резерва Джерома Пауэлла в медлительности и безволии, называя резервную систему одним из врагов благополучия Америки.


«У меня лишь один вопрос: кто из двоих больший враг нам, Джей Пауэлл или Си Цзиньпин?», – написал в своем Twitter президент.


У ФРС может не остаться выбора, кроме как послушаться указаний из Белого Дома. Ведь за курс доллара несет ответственность Министерство финансов США, которое просто даст команду ФРБ Нью-Йорка скупать на открытом рынке иностранную валюту для выравнивания курса доллара до нужной отметки.

Это тем более вероятно, что у США есть опыт в проведении валютных интервенций. Казначейству Америки известно о 3 случаях вмешательства в курс доллара в период с 1996 по 2019 г.: в 1998, 2000, 2011 годах. Но все они координировались с центробанками других стран, чтобы взаимно уравнивать курсы валютных пар.

Поучительным для изучения действия валютных интервенций является «Соглашение Плаза» 1985 г. Для снижения курса доллара на 10-12% относительно ведущих мировых валют и японской йене в отеле «Плаза», принадлежавшем Дональду Трампу, собрались представители Германии, Великобритании, Японии, Франции и, конечно, США.

Финансисты договорились начать одновременную продажу доллара, но перестарались, обвалив его курс к концу 1986 г. на 40-50% относительно йены, немецкой марки и фунта стерлингов. Экономика Японии не выдержала столь мощного подъема йены и была окончательно подорвана. Если сегодня Трамп решится на валютную интервенцию, ему сложно будет рассчитывать на поддержку из Европы.

Власти Китая делают дружественные шаги

На прошлой неделе состоялись телефонные переговоры между торговыми представителями Америки и китайскими властями. Китай согласился пустить на свой рынок небольшой объем сельхозпродукции из США, о чем рассказала газета Politico в пятницу, 6 сентября.

Источники сообщают, что в обмен на дружественный жест Пекин просит исполнить 2 своих условия:

  1. ослабить экспортные ограничения для корпорации Huawei;
  2. отсрочить повышение пошлин с 25% до 30% на китайские товары общей стоимостью $250 млрд.

На звонок из Пекина чутко отреагировала биржа, показав рост индекса Dow Jones Industrial Average больше чем на 350 пунктов. Инвесторы предполагают, что стоит ждать положительных сдвигов в затянувшейся торговой войне. Пекин и Вашингтон уже 18 месяцев пытаются прийти к компромиссу. Похоже, что урегулирование разногласий близится к завершению в рамках 13-го раунда торговых переговоров.

Марк Александрофф


Публикация по теме:
Миграция крупного корейского бизнеса из Китая >>>


Оставить комментарий к записи

Ваш email не будет опубликован.